СМИ о Рособрнадзоре

(238)
14.02.2018

РИА Новости - "Захарова: пробелы могут быть как у ученика, так и у педагога"

   
 

Весной во всех российских школах состоятся Всероссийские проверочные работы (ВПР) ‒ итоговые контрольные работы, которые проводятся по отдельным учебным предметам для оценки уровня подготовки школьников с учетом требования ФГОС. Министр образования Московской области Марина Захарова в интервью РИА Новости рассказала о пользе, которую могут извлечь из этих работ учителя, ученики и даже родители.

‒ Школы Московской области уже участвуют во Всероссийских проверочных работах. Марина Борисовна, вы довольны тем, как они включись в этот процесс?

‒ Мы включились в него сразу, как только Рособрнадзор предложил проводить проверочные работы во всех городах России. В этом году в ВПР по предложенным предметам у нас принимают участие уже несколько школьных параллелей ‒ учащиеся 4, 5, 6 и 11 классов всех подмосковных школ (4 и 5 классы ‒ в штатном режиме, 6 и 11 ‒ по выбору образовательной организации).

При проведении ВПР мы организуем работу как с педагогами, так и с родительским сообществом и учениками. Мы доходчиво объясняем, что ВПР ‒ это не та проверка, которая увеличивает нагрузку и решает чью-то судьбу. С одной стороны, это проверка результата полученных знаний ученика, с другой ‒ самодиагностика для учителя, который, получив результаты, может иначе выстроить вектор своего педагогического развития, повысить уровень самообразования. Для муниципальных органов образования ВПР дает возможность проанализировать, а при необходимости и пересмотреть вопросы, связанные с повышением квалификации педагога.

‒ Какие преимущества и недостатки, на ваш взгляд, есть у ВПР на фоне других контрольных работ и экзаменов?

‒ В прошлом году мы реализовали в Московской области приоритетный проект "Качество образования". Уже тогда мы говорили именно о независимой оценке тестирования обучающихся, чтобы вне зависимости от того, как организован образовательный процесс, они смогли проверить себя, увидеть, какие знания они получают на выходе.

Кроме того, независимая оценка дает возможность и родителям понять, насколько прав или не прав их ребенок, который, например, жалуется на несправедливость учителя. Ни для кого не секрет, что зачастую в школе возникает спор на предмет оценивания знаний между учителем, родителем и учеником. Банальная история. Ребенок приходит домой и жалуется родителям на оценку: "я знаю гораздо лучше, но учитель ко мне предвзято относится".

Сама система ВПР как раз нацелена на то, чтобы оценка была объективной и не влияла на конечный результат. Она не является той значимой оценкой, которая потом будет проставлена в аттестат. Результаты ВПР указывают на то, какие знания получены в ходе образовательного процесса, как пройдена программа, какие пробелы имеются в том или ином предмете, что нужно сделать в будущем, чтобы этих пробелов не было. Причем, ВПР показывают, что пробелы могут быть как у ученика, так и у педагога.

‒ Предположим, ВПР прошли. Оценки выставлены. Что дальше? Какая работа ведется с полученными результатами?

‒ Начнем с того, что есть такое понятие как перепроверка этих работ. Чего греха таить, некоторые педагоги очень не хотят бледно выглядеть на фоне других преподавателей, и тогда, проверяя ВПР, они могут выставить необъективную оценку. Все понимают, что подобная медвежья услуга не красит учителя, как педагога, и в конечном итоге отрицательно сказывается на его учениках. Для этого существует перепроверка, в результате которой мы либо соглашаемся с учителем, либо не соглашаемся с ним.

С чем же мы сравниваем полученный результат? Что такое качество образования? Мы проверяем то, что было на входе, и то, что имеем на выходе. Полученная разница ‒ это и есть качество образования.

Если школьник написал проверочную работу на низкий результат, а на выпуске показал высокий результат, или, например, заканчивая начальную школу, он получил высокий результат, но резко "скатился" в основной школе, ‒ все это дает повод руководству учебного заведения и самому ученику задуматься. Возможно, действительно была неправильно выставлена оценка, и тогда мы ставим вопрос о необъективности оценки.

Между тем, возможно, мы увидим, что здесь кроется серьезная педагогическая проблема, на которую нужно вовремя обратить внимание, пересмотреть, как построен учебный процесс, как составлено расписание, по каким программам и учебникам обучается школьник. Это может быть целая цепочка, приводящая к тому, что ошибки на входе дают отрицательный результат на выходе.

‒ Рособрнадзор составил целые списки таких необъективных школ. Скажите, школы Подмосковья есть в этих списках?

‒ Да, у нас было 173 школы, которые попали в этот список. Все работы перепроверены. Часть школ подтвердила свои результаты. Но были и такие школы, которые после перепроверки вызвали серьезные сомнения. Все они взяты на контроль, с ними будет проводиться более пристальная работа в этом направлении.

Здесь есть еще один очень важный аспект. Рособрнадзор введением ВПР заставил всех иначе посмотреть на работу методических служб. Это может быть учебно-методический центр или служба учебно-методической поддержки ‒ называться они могут по-разному, но суть их в том, что они должны помогать педагогам, работающим в школе. Любые учебно-методические объединения, которые существует в школе или в муниципальном образовании или в субъекте, имеют одну цель ‒ передача методик и технологий обучения предмету.

На сегодняшний день одна из самых распространенных проблем педагога заключается в том, что он прекрасно знает свой предмет, но его задача не самому его знать, а научить ученика. Именно в этом вопросе методисты должны оказывать реальную помощь педагогу.

‒ Вы не опасаетесь перегибов на местах? Не получится так, что школы с плохими результатами ВПР будут наказаны, учителя уволены, а дети "поставлены в угол"?

‒ Когда мы что-то новое предлагаем, первое слово, которое мы слышим в ответ — "нет!". Дальше начинаем разбираться, почему "нет" или почему "да". Все проблемы от недостатка информации, от неправильно поданной информации или от переизбытка информации, когда мы уже забыли, с чего все начиналось. Здесь должна быть очень грамотно выстроена информационная работа с учениками, родителями и педагогами.

Педагог должен быть максимально освобожден от дополнительной работы, которая на него может быть возложена в связи с каким-то нововведением. Дополнительной нагрузкой учитель всегда будет не доволен, он будет стараться как можно быстрее облегчить свой труд. Надо сказать, это могут быть обоснованные недовольства.

Что касается наказания для школ, то это в корне неверно. Школа никоим образом наказана не будет. Если я грамотный руководитель, то я понимаю, что для дальнейшего роста нужно увидеть, что происходит вокруг, какие у меня есть недостатки. Если же я считаю, что все прекрасно, рано или поздно по мне это сильно ударит.

Должно быть не наказание, а помощь. Для этого нужно поступать открыто ‒ "сверяя часы", педагоги увидят объективную картину своей работы. В Московской области проводился семинар для директоров, на который был приглашен представитель Рособрнадзора. Он подробно рассказывал обо всех сторонах проведения ВПР. Многие отрицательные вопросы отпали сами собой.

‒ Нет такой опасности, что некоторые учителя начнут натаскивать детей на ВПР как на ЕГЭ?

‒ Если в школе четко организован образовательный процесс, если в ней работают учителя, которые являются профессионалами своего дела, они никогда не будут натаскивать учеников ни на ВПР, ни на ЕГЭ. Они будут качественно реализовывать образовательную программу, которая сама на выходе даст нужный результат.

Если учитель натаскивает на ЕГЭ, то у школьника всегда будет страх того, что он не сможет все выучить и запомнить ответы на все вопросы. Чтобы давать правильные ответы, нужно не запоминать их, а понимать суть происходящего.

Русский и математику мы учим с 1 по 11 класс. Так долго мы учимся выражать свои мысли. Мы учим цифры, чтобы потом ими апеллировать. В истории нам важны причинно-следственные связи, а не просто выученные наизусть имена и даты. Если учитель учит, он не натаскивает.


Дата последнего изменения: 14.02.2018

← Вернуться к списку